вопрос один

Еще одна широко разрекламированная в последнее время повесть – “Лето господне” Шмелева. Лююююди, ну в каком месте это про религию? Сплошная еда и уменьшительные суффиксы.
Однако нет худа без добра – узнала несколько новых слов и кулинарных терминов. Что меня конкретно интересует в данный момент, так это что такое синяя морошка. Гугл мне не помог – везде только ссылки на того же Шмелева. У меня есть страшное подозрение что человек не знал или забыл слово “ежевика”, хотя это вряд ли.

А вот, кстати, еще одна зацепившая вещь. Двор готовят к большому празднику – будут носить икону Богоматери, ну а потом поставят в “часовне”, чтобы народ тоже мог поклониться. Вспоминают прошлогоднее шествие и соображают, что тогда забыли убрать помойку во дворе, и все это как-то нехорошо. На этот раз помойку обносят какими-то досками и прикрывают… а сразу по окончании праздника все это прикрытие разбирают. Ну а че, праздник типа кончился, можно дальше любоваться.
Почему это меня так зацепило? А потому, что одна из рецензий (которой вторят остальные) гласит:
“Крестьянская и купеческая среда предстаёт в книге не диким «тёмным царством», а целостным и органичным миром, полным нравственного здоровья, внутренней культуры, любви и человечности.”.
О да, внутренняя культура просто фонтаном бьет. Пропил выручку? Поднеси хозяину живой рыбы, он простит. Разговеться хочешь? В очередь (цитата: “Пришли рабочие разговляться и ждут хозяина. Мы разговлялись ночью, после заутрени и обедни, а теперь – розговины для всех.”). Газетчик угрожает написать в газете про свалку на Масленницу? Супчику ему в трактире, он и пойдет себе довольный. И так далее, и тому подобное. Бэээ.