Category: Лтыдбр

Зимнее шоу с Army of Sass я пропустила – ездила на чемпионат. На занятия ходила, на хореографию – нет. На прошлой неделе начался последний блок, и тут я поняла, как по ним – по Шэй и по девицам – скучала 🙂
Форму я (тьфу-тьфу) не потеряла (нельзя потерять то, чего нет :)) , возможно из-за посещения спецкласса по сальсе, где преподаватели собаку съели на rib isolations, и нас ими обкармливают регулярно.

Первое занятие, а я уже тащусь:

Лтыдбр

На часах почти два ночи. Завтра я еду в Сан-Франциско, на Чемпионат США по “Что? Где? Когда?”
Чемодан не собран. Футболка не перешита. Паспорт не найден.
Последние три часа мы чиним сушилку для белья.

Лтыдбр

Недавно купила себе n+1 пару танцевальной обуви. Каблук повыше (амбиции погуще), но сначала же разносить надо. Много кто обувает туфли на носок – да, открытые туфли с ремешками, да, на носок, и никто на них не смотрит косо (привет бедным мужикам, носящим сандалии с носками). Я пару раз надела, но как-то не очень понравилось, да и чего ради делать педикюр, если его нельзя показать?

Лтыдбр

Попросила Яну сделать пару страничек из книжки с упражнениями по английскому. Одно из упражнений простое: образовать новое время от глагола в неопределенной форме с помощью окончания “-ed”. Просматриваю написанное, и с удивлением вижу пару “shine – shined”. Но как же так, думаю, оно же “shone”!
Пошла проверять, у кого маразм, у меня или у составителей. ПРАВЫ ВСЕ 🙂 но мне как-то не нравится эта тенденция.

Shine is one of those ‘strong verbs’ that had an irregular past tense and past participle (shone) but later acquired a regular form ending in –ed as well

Лтыдбр

Готовила блины, большую порцию. Рецепт открыла на телефоне (ибо хронически не помню сколько чего, а на глаз не могу), положила телефон на стол. Рядом стоит лаптоп, показывает “Друзей”, ту серию, где Рэйчел делает себе татуировку, и они всю серию обсуждают – где, какую именно, и надо ли вообще.

Всю следующую неделю мне показывали рекламу местных тату-салонов.

Лтыдбр

Лтыдбр

Для разных поделочных материалов у меня есть шкафчик. Ладно, шкаф. ОК, два шкафа 🙂 с коробками, коробочками и коробушечками. Нитки, прибор для выжигания, серебряная проволока, красители, бусины, резаки, кислота, канва, не счесть алмазов в каменных пещерах.

В одной из коробок – остатки полимерной глины. Наделав коробочек, обернув с десяток бутылок и банок, побаловавшись с изготовлением бусин я остановилась, а глина кончилась не вся. Очень удачно, поскольку в воскресенье Петя решил, что интервью по “Маленькому принцу” делать он не будет, а лучше сделает модели нескольких сцен из него.

Это у них домашняя работа такая. Сначала они читают “МП” (или слушают, у кого как), потом работают над проектом, состоящим из нескольких частей. Есть обязательная часть – изложение содержания, а остальное можно добить комбинацией различных мини-проектов: рисунки, составление теста на тему книги (из разряда “кто вы из персонажей”), или вот лепка.

На Петино счастье вместе с глиной у меня лежат несколько формочек для разных объектов – рыбки, какие-то цветы, и, заодно, человечки. Конечно, особенной детализации там нет, поскольку фигурки маленькие, но и на том спасибо.

Пока сделали только одну модель (да, участие родителей приветствуется). Планету Петя скатал из белой глины, но покрыл сверху пластами, оставшимися от моих проектов по смешиванию. Человечка заполнили тем, что было, поэтому у него костюм целиком синий и нет привычного нам шарфа (а у них в книге вообще была бабочка, а не шарф). Волосы пришлось добавлять вручную – уж больно мало места на них было отведено в форме, да и хотелось отдельных “прядей”. Розу сляпала я, соединив остатки розового и красного, чтоб хоть как-то разбавить имевшуюся в избытке белую глину. Материалы дл стебля вообще пришлось добывать из ранее раскатанного пласта, поэтому он такой сине-зелёный.

Для того, чтобы роза и принц стояли и не падали, пришлось использовать два металлических стержня. Они проходят насквозь через всю планету и обе фигурки.

Результат после обжига (ок, выпечки) – под катом.

 

Лтыдбр

Во второй из студий, которые я посещаю, в пятницу были танцы, совмещенные с днем рожденья. День рожденья был у сестры владельца, который, собственно, ведёт занятия для взрослых. Она же ведёт занятия для детей, если я правильно помню.
Ближе к полуночи (вечеринка была на день раньше настоящей даты), Диего вышел в зал с микрофоном. Так я узнала, что он еще и поёт, и очень хорошо. Пел он не Happy Birthday, а что-то на испанском, наверное – то, что поют на днях рожденья. Похоже, что это была Las Mañanitas, но я не уверена.
Торт оказался очень вкусным. Tres leches, вроде ничего особенного, но остановится вовремя было сложно 🙂

Лтыдбр

Начала новую шаль. Иная концепция: бывают шали, которые вяжутся по косой (с острого угла), бывают – с середины, где начинают с двух-трех петель и наращивают с каждым рядом, а эта – третий вариант. Она начинается с самого конца и кончается началом 🙂
Интересное чувство, знаешь, что с каждым рядом вязать надо все меньше. Как клеточки вычеркивать на календаре, и все быстрее, быстре…

Лтыдбр

Бывают в жизни айтишников такие печальные моменты. Возникает проблема, и ты ее долго и упорно пытаешься решить. В конце концов, находишь решение, и тут бы радоваться, но радости нет, потому что проблема была в сорте выпитого утром кофе, фазе Луны и высоте ножек стола, на котором стоял монитор.

Лтыдбр

Бытует мнение, что мексиканцы очень любят выражение “mañana” – мол, приходите завтра. В тайском есть фраза “ไม่ เป็น ไร” – “май пен рай”. Возможные варианты перевода – ничего страшного, не переживай, не парься, и т.д.

Лтыдбр

Лтыдбр

Мелатонин мелатонином, а смену часовых поясов обмануть сложно. Либо из-за этого, либо из-за того, что я в основном спала во время перелета, встала я часов в шесть утра. Еще какое-то время валялась в постели и слушала петухов. Нет, серьезно, там за окном заливались петухи. В конце концов, желание чего-нибудь сожрать пересилило лень и пришлось вставать.

Лтыдбр

Улетала я в пятницу. Разумеется (а как же еще?), что вещи складывать я начала часов в десять вечера в четверг. Нет, какие-то вещи были отложены заранее, но чемодан мирно стоял в шкафу. Вечером его оттуда вытащили и набили какой-то дребеденью – ластами, маской, парой фотоаппаратов, ну и что там еще девочки себе складывают в сумки.

Лтыдбр

Супруг утверждает, что я давно пыталась намылиться куда-то в одиночку. Спорить не буду, идеи были, но точно не в одиночку. Вот только никто особенно кроме меня не стремился куда-то поехать без семьи.

Лтыдбр

Прочитала тут на днях “Девушку из каюты номер 10”. Начала на русском, переключилась на английский, после того как сравнила первые страницы и поняла, что там и тут опущены мелкие детали, либо добавлено что-то от переводчика.
Одна из таких добавок меня никак не отпускала, и я никак не могла понять, почему. Ситуация такая: в квартиру девушки-журналистки ночью забирается грабитель, что ее сильно пугает (ясное дело), и после чего она никак не может успокоиться и несколько ночей подряд не спит. Вот цитата из перевода:
“Я отнесла чай в спальню, где меня уже ждали ноутбук, прессфайл для поездки и упаковка шоколадного диетического печенья”
А вот оригинал:
“I took it back through to the bedroom with my laptop, the press file for the trip, and a packet of chocolate cookies.”

Какие я из этого могу сделать выводы? Во-первых, мне кажется, что переводчик – женщина, озабоченная своим весом, и она считает преступлением есть ночью иное печенье, кроме диетического, и автоматически переводит это на персонажей женского пола. Что получается в результате: девица из книги – у нее серьезные проблемы, ее только что едва не убили, она спать не может, но печенье у нее непременно диетическое, а то ж, не дай Боже, фигуру испортишь. С тем, что в дальнейшем выясняется по ходу действия романа это никак не совпадает. В образ не ложится, ну совсем никак. И не должно – потому что не было никакой диеты.

Лтыдбр

Лтыдбр

Горячих источников у нас в провинции масса. И диких, и облагороженных, и близко, и далеко… прямо хоть список составляй и отмечай: тут были, тут нет. Мы, разумеется, были не везде, но посетили уже приличное количество. В Ainsworth пока не получалось заехать: он все время был не по пути.

Лтыдбр


Встали как-то необычно рано, особенно учитывая, когда легли. Вышли на улицу – а там такая вот красота: мрачное небо, цветные двери. Петька понесся за фотоаппаратом (его фотки я еще не слила), я просто щелкнула телефоном. Позавтракали горячими бутербродами, собрались и поехали далеко-далеко… аж до ближайшего (и единственного) в городе озера, Tuc-el-nuit. Да, купаться в девять утра – это немного странно, но очень хотелось. Вода теплая, виды офигительные – ну как устоять?

Лтыдбр

В среду я напрягла детей сложить их вещи. Кое-что они сложили, но, разумеется, не все. Приехала с работы, быстренько вынесла семье мозги на предмет уборки и паковки багажа, так же быстренько сложили вещи в машину ага, счас, разбежались… процесс упаковки и привязывания каяков закончился к шести часам. Каяков два, потому что планировался возможный заезд по реке и для Петьки, ну и по любому водоему на нем можно кататься.

Поместилось все: комплект оборудования для двух каяков, палатка и спальники (одна ночь в кемпинге будет), специальный купательный рюкзак (чтобы не искать купальники и полотенца по всей машине) и прочая, прочая, прочая. Минивэн велик, но это минивэн.

Поскольку выехали мы довольно поздно, то до Оливера добрались тоже довольно поздно. В аккурат за десять минут до предполагаемого окончания срока вписки. Попадающиеся по дороге знаки “мест нет” нисколько не вдохновляли, но мы успели, ура-ура. Маленький отельчик, без изысков, но с кухонькой. У дверей офиса привязана веревка, за которую полагается дергать, если хозяина нет в офисе. Нет, дверь не открывается… веревка привязана к рельсе, которая бумкает в стену соседнего домика – а там-то хозяин и живет! Через некоторое время он объявился, несмотря на поздний час – в шляпе 🙂 и выдал нам ключи. Спаааааать.

Лтыдбр